Криптовалюты и преступность: почему им не по пути

Нередко можно встретить высказывания о том, что криптовалюты массово используются в преступных целях. Обычно об этом говорят их противники. На основании этого криптовалюты предлагается запретить или задушить под нормами регулирования. Но как ситуация обстоит на самом деле? Мы разобрались, действительно ли криптовалюты и преступность взаимосвязаны, и что говорят о проблеме статистика и сухие факты. Спойлер: на самом деле «преступность» и «криптовалюты» — не только не синонимы, а как раз наоборот — сегодня криптовалюты часто помогают с преступностью бороться. А нарушители закона предпочитают использовать наличные деньги и банковские счета. 

Почему криптовалюты ассоциируются с преступностью 

Преступную репутацию криптовалюты начали приобретать после того, как биткоин облюбовали пользователи Даркнета — теневого Интернета, которым часто пользуются преступники и хакеры. На заре биткоина злоумышленники верили в его полную анонимность. Они думали, что нашли идеальный способ для проворачивания своих темных дел, но сильно ошиблись. Увы, с тех пор за криптовалютами частично закрепилась преступная репутация, и теперь криптосообществу приходится от нее избавляться. 

Еще в 2011 году начала работу интернет-площадка по продаже нелегальных товаров — Silk Road, принимавшая платежи в биткоинах. Тогда казалось, что криптовалюта абсолютно анонимна, и отследить платежи невозможно. В 2012–2013 ежегодный оборот площадки составлял уже $14–15 млн, а в 2013–2015 через нее провели 1,2 млн сделок на 9,5 миллионов биткоинов ($1,2 млрд). Комиссия площадки составляла 8–10% от сделки, то есть около 700–950 тысяч биткоинов, или около $90–126 млн, ушло в руки местных администраторов. Много ли это для самой крупнейшей нелегальной площадки мира? Кажется, нет. Согласно официальным документам, услугами Silk Road пользовались несколько тысяч нелегальных продавцов и более 100 тысяч покупателей по всему миру — тоже относительно немного.

Реакция котировок биткоина на BTC-E на новость об аресте основателя Silk Road Росса Ульбрихта. В течение нескольких часов цена упала на 66%, а затем быстро поднялась на 87%. После этого биткоин начал стремительно расти. Ряд инвесторов связали дальнейший подъем цены монеты в 8 раз с тем, что биткоин перестал ассоциироваться с черным рынком. Практика опровергает мнение о том, что без нелегальной торговли биткоин ничего не стоит. Например, такой точки зрения придерживается нобелевский лауреат по экономике Джозеф Стиглиц 

У Silk Road остались последователи, но власти их тоже закрыли. Наиболее известные: SilkRoad 2.0 (закрыт в 2014 г.), Atlantis, Black Market Reloaded, Sheep Marketplace (закрыты в 2013–2014 гг.), Agora (закрыта в 2015 г.), AlphaBay и Hansa (закрыты в 2017 г.), Dream Market (закрыта в 2019 г). 

Как показывает практика, власти прекрасно умеют бороться с Даркнетом, и криптовалюты им в этом лишь помогают — поскольку технически блокчейн позволяет отслеживать транзакции. Это дает возможность создавать цепочки связей, чтобы успешно вычислять преступников. 

Через банки отмывают в тысячи раз больше денег, чем через криптовалюты 

Пойдем дальше. Из-за анонимности и неопределенности правового статуса на криптовалюты часто вешают ярлык удобного инструмента при отмывании преступных средств. В одной из статей мы уже подробно разобрали, почему такая позиция преувеличена и не соответствует фактам. Повторим основные цифры и выводы:

  • По данным аналитической компании Chainalysis, в 2018 году преступники отмыли около $1 млрд в криптовалютах, в 2019 — $2.8 млрд
  • По подсчетам Peckshield, за первые шесть месяцев 2020 года через крупные криптобиржи было отмыто около $1,5 млрд. 
  • При этом, по данным компании Eliptic и Фонда борьбы за демократию, в преступных целях используется не более 0.6–1% от всех биткоинов, и этот показатель ежегодно снижается. 
  • По данным из Японии этот показатель составляет 0.19%, а по подсчетам Chainalysis — всего 0.125%.

В то же время Управление ООН по наркотикам и преступности (УНП ООН) полагает, что общий ежегодный объем отмываемых средств составляет $0.8–2 трлн, а по ряду оценок — и до $4 трлн. Таким образом с помощью криптовалют отмывается всего 0.07%–0.35% от общего количества отмываемых средств. Это просто капля в море. 

По факту главные инструменты для отмывания денег: наличные купюры и банковские платежи. Ежегодно через крупные банки может отмываться до $2 трлн — почти в 6 раз больше, чем капитализация всех криптовалют сразу. Только в прошлом году банки выплатили штрафы за нарушение законодательства по борьбе с отмыванием денег на сумму более $6.2 млрд. Это число может увеличиться в 2020 году, так как нормы регулирования сектора стали жестче.  

Криптовалюты — цель хакеров, а не инструмент 

Согласно результатам исследования Европейской комиссии от 2017 года — криптовалюты популярны среди хакеров. Но они используют их вовсе не для того, чтобы совершать преступления. Их цель — непосредственно кража монет. 

Чаще всего хакеры крадут деньги на криптобиржах, ведь именно там хранится бо́льшая часть цифровых активов. Вот несколько фактов, показывающих масштаб проблемы:

  • Всего, по подсчетам InsideBitcoins, с 2011 года мошенники украли более $11 млрд средств в криптовалютах. 
  • По данным Group-IB, в 2017 хакеры увели с крупнейших криптобирж $882 млн — взлома не избежала ни одна из 19 крупнейших площадок. 
  • По сведениям американской фирмы по кибербезопасности Cipher Trace, в 2018 преступники в общей сложности украли финансовых средств на сумму в $1.7 млрд (из которых $960 миллионов — у криптобирж и платежных систем). 
  • В 2019 с криптобирж было украдено по разным оценкам от $292 млн до $4.5 млрд (в этих цифрах помимо хакеров отражены финансовые пирамиды, на которые пришлось до половины от всей суммы). 
  • За первые шесть месяцев этого года по подсчетам Cipher Trace хакеры украли более $1.36 млрд, в 2019 — более $4.5 млрд. 

Вероятно, количество подобных преступлений будет сокращаться, так как власти разных стран все больше ужесточают регулирование.

Приведенные цифры кажутся существенными, но это совсем не означает, что криптовалюты — оплот преступности. Вполне естественно, что хакеры интересуются финансами. Однако они взламывают и традиционные финансовые организации, воруя у банков и фирм миллиарды долларов ежегодно.  

Повторимся, криптовалюты — это не инструмент хакеров, а их прямая цель. Интерес к цифровым деньгам лишь показывает их ценность — злоумышленники не стали бы тратить время и силы, а также рисковать свободой из-за «пустышек». Досадно лишь то, что многие криптобиржи, зная о повышенном внимании к себе со стороны хакеров, слишком безответственно относятся к кибербезопасности. 

Популярность криптовалют привлекает не только хакеров, но и других злоумышленников 

Формально криптовалюты провоцируют появление новых видов преступлений. В их числе криптовалютный фишинг, криптоджекинг, кибервымогательство, подделывание QR-кодов, взломы аппаратных кошельков и прочее. Но и тут преступники используют криптовалюты не как инструмент, а как цель. Ранее мы уже подробно писали о популярных способах криптомошенничества и о том, как от них защититься. 

По факту же: если проявлять бдительность и соблюдать базовые правила цифровой гигиены, то владеть криптовалютами, оказывается, гораздо безопаснее, чем хранить деньги на банковском счету или в домашнем сейфе. Потому что преступники гораздо чаще обманывают как раз рядовых граждан, никак не связанных с криптовалютами. Они представляются службой поддержки банков, взламывают аккаунты в интернет-банкинге, создают фейковые интернет-магазины, просто вламываются в квартиры и так далее. 

Террористы предпочитают не криптовалюты, а наличные деньги и банковские переводы 

Согласно данным отчета Европола, биткоин и другие криптовалюты в последние годы не использовались для финансирования терактов на территории Европы. Есть случаи оплаты криптовалютой рекламы вербовки, хостингов и прочей онлайн-активности. Но нет никаких доказательств, что хотя бы одна террористическая атака финансировалась за счет криптовалюты. 

Согласно данным отчета, исламские террористы лишь экспериментируют с криптовалютой и используют ее только для незначительных транзакций. В октябре 2017 правительственная комиссия Великобритании также пришла к выводу, что терроризм не финансируется за счет криптовалют, и маловероятно, что ситуация изменится в течение ближайших пяти лет. 

Впрочем, в США известен случай использования биткоинов для финансирования ИГИЛ молодым фанатиком. Помимо того, в начале этого года власти заявили об изъятии криптовалюты на несколько миллионов долларов, предназначенной для финансирования терроризма, а в августе — о срыве еще трех подобных кампаний. Но все это — лишь единичные случаи. 

Терроризм прекрасно обходится без криптовалют. Он появился задолго до них и не цурается фиатных средств. Террористы по-прежнему предпочитают наличные деньги и банковские переводы как наиболее удобные и безопасные. Они получают средства наличкой, взимая их с подконтрольных территорий, или переводят через легальные банковские институты. 

Более того, большинство террористов с подозрением относятся к криптовалютам, и многие искренне полагают, что криптовалюты — разработка спецслужб. Также исследование Center of a New American Security показывает, что террористы слабо разбираются в технологии криптовалют. Однако эксперты предостерегают, что ситуация может измениться, если террористы «распробуют» технологию и начнут ей доверять. Но это пока всего лишь предположение.

За криптовалюты покупается лишь небольшой процент наркотиков от общей массы

По разным данным, мировой оборот наркотиков составляет от 500 до 800 млрд долларов в год — это сопоставимо с мировым оборотом нефти и газа за аналогичный период. 

В Даркнете распространена покупка наркотиков за криптовалюты: специализированные онлайн-магазины работают по принципу eBay или Amazon, оставляя себе комиссию. Пользователь переводит монеты, а ему присылают координаты «закладок» — наркотиков, спрятанных в общественных местах. В основном так покупают марихуану, экстази, психоделики, кокаин и галлюциногены. В целом на криптовалюты приходится лишь небольшой процент сбыта наркотических веществ.

Согласно исследованию, за 2014 год оборот наркотиков на 5 крупнейших площадках в Даркнете составил $200 млн. Эта статистика не полная и не учитывала множество сайтов. По более свежим данным, в 2017 годовой оборот наркотиков только на одной из площадок Даркнета составил $310 млн. Сейчас в Даркнете функционирует 14 крупнейших площадок по продаже наркотиков. К сожалению, регулярное закрытие таких сайтов не останавливает рост рынка — им на смену открываются новые. Годовой оборот наркотиков в Даркнете может составлять до $4–5 млрд. Конечно, он не полностью основан на криптовалютах, но назвать точную цифру нет возможности. Более свежих данных нам найти не удалось. Как бы там ни было, предполагаемые цифры наркооборота за криптовалюты — менее 1% от общего оборота мировой наркоторговли. 

Криптовалюты ≠ Преступность

Как видим, статистика показывает, что криптовалюты не так востребованы среди преступников, как принято считать. 

Государство способно эффективно бороться с Даркнетом и киберпреступностью, а анонимность криптовалют преувеличена. Отмываемая с их помощью денежная масса хоть и исчисляется в миллиардах, но на общем фоне весьма незначительна. Использование криптовалют для финансирования терроризма практически не выявлено. Большинство случаев их использования в преступных целях — это торговля наркотиками через площадки вроде Silk Road. Годовой оборот такой торговли может составлять $4–5 млрд, но это всего 0,8–1% от общего наркооборота. 

Криптовалюты не так удобны для преступников, как кажется. Это лишнее посредническое звено. Их же еще приходится обналичивать, а сделать это анонимно все сложнее — гораздо проще получить наличные курьером или принять банковский перевод. На самом деле отследить операции с наличностью сложнее, чем с криптовалютой, так как информация о транзакциях в блокчейне доступна всем. Цифровые деньги подходят лишь для незначительных операций (вроде закладки наркотиков в городе), когда их можно сравнительно быстро обналичить. Для крупных сделок они не подходят еще и из-за высокой волатильности — миллион долларов в биткоинах к моменту доставки наркотиков, предположим, из Америки в Европу, может превратиться в полмиллиона.

Более того, цифровые активы постепенно перетекают в легальное правовое поле — преступники используют их все меньше. 1% незаконных операций с биткоином — лучшее доказательство того, что в 99% случаев криптовалюты используются как легальный актив. Усиление регулирования, повсеместная легализация с проведением AML-политики делают их использование в нелегальных целях еще более накладным. 

Власти многих стран часто говорят о том, что криптовалюты необходимо запретить, так как они якобы идеальный инструмент для преступников. По факту же: преступники в сотни раз чаще используют наличные деньги и банковские переводы, но никто же не задумывается над тем, чтобы запретить и их тоже? 

Очевидно, что преступность и криптовалюты не синонимы. Злоумышленники прекрасно обходятся и без цифровых активов, которые на самом деле плохо подходят для противоправных целей, так как транзакции с ними становятся все более прозрачными. Как видим, криптовалюты могут использоваться преступниками, но они менее удобны, чем традиционные денежные средства. 

Такие монеты, как UMI, создают новую, более совершенную и демократичную финансовую систему, а не удобный инструмент для преступников. И меняют стереотип о том, что криптовалюты используют лишь наркоторговцы и хакеры. Мы — за будущее без преступников! 

С уважением, ваша команда UMI! 

601
43